Инсульт

Первое письменное упоминание о нервной системе датируется еще временами Древнего Египта. В так называемом «Медицинском папирусе» Эдвина Смита, написанном примерно в 2500 году до н. е., впервые упоминается термин «мозг» вместе с описанием его оболочек и спинномозговой жидкости.

История инсульта и цереброваскулярных заболеваний в целом охватывает много веков, однако наблюдения, которые существенно повлияли на современную диагностику и лечение этих расстройств, были осуществлены лишь в течение последних 50 лет.

Гиппократ (460-370 гг. до н. э.) впервые признал инсульт как отдельную болезнь более 2400 лет назад. Тогда ее называли «апоплексией», что в переводе с древнегреческого означает «сильный удар». В одном из своих афоризмов отец европейской медицины утверждал: «Необычные приступы онемения или потери чувствительности являются признаками близкой апоплексии». Ее обозначали как быстрое общемозговое (а не фокальное) нарушение. Знание врачей тех времен не были фундаментальными, особенно что касается анатомии и физиологии нервной системы, а также этиологии и терапии инсульта. Патогенез апоплексии объясняли с точки зрения гуморальной теории, согласно которой в организме человека существует баланс между четырьмя жидкостями: кровью, слизью, черной и желтой желчью. Это не имело ничего общего с анатомией. Возникновение инсульта приписывали скоплению черной желчи в мозговых артериях, что блокировало прохождение живого духа от желудочков. Медицина древних цивилизаций была тесно связана с религией и часто оставалась малоинтересной для тогдашних ученых. Это объясняет, почему знание сосудистой анатомии головного мозга очень отставало от данных общей анатомической морфологии. Например, древние египтяне уделяли мало внимания головному мозгу. В частности, в процессе приготовления мумий они устраняли его через ноздри, зато сердце, источник разума согласно тогдашним представлениям, оставляли в трупе.

Столетие спустя Герофил из Халкедонии (335-280 гг. до н. э.) и Эрасистрат (300-240 гг. до н. э.) из Александрийской школы впервые описали желудочковую и венозную систему мозга. Вместе с тем доминирующим тогда было представление о сердце как вместилище души, а мозге как об органе, вообще лишенном крови. У Галена из Пергама (131-201 гг. н. э.) исследования внутричерепной сосудистой анатомии отталкивались от концепции «чудесной сети» (rete mirabilis). Такой сеткой считали двустороннюю систему кровеносных сосудов под мозгом, которую можно было увидеть у некоторых животных (свиней и коров), а Гален интегрировал эту гипотезу в теорию функционирования человеческого тела. Он описал апоплектический приступ как внезапную потерю движения и чувствительности, что сопровождается сонливостью или потерей сознания и выраженной дыхательной недостаточностью. Касательно возможности выздоровления этот античный ученый обозначил степень респираторного дефекта как важнейший прогностический признак, что стало аксиоматичным в течение нескольких последующих веков. Будучи плодовитым автором и исследователем, он знал, что гемиплегия является следствием поражения контралатеральной половины головного мозга, но не мог объяснить, какой патологический процесс (размягчение или кровоизлияние) является ее причинами, следуя ошибочной мысли о скоплении черной желчи.

Авторитет Галена доминировал над европейской медициной в течение следующих 14 веков, и лишь Везалий, опубликовав в 1543 году свой фундаментальный труд «De humani corporis fabrica», по-другому взглянул на исследуемую проблему. Несмотря на интенсивность, с которой различные научные школы того времени изучали эволюцию медицины, современные историки констатируют огромный провал в неврологии между концом античности и началом Ренессанса. Тексты Галена были аксиоматическими для Средневековья — как переработки и сокращения они стали основой тогдашних медицинских знаний. Ведущие исламские ученые того времени, в частности Авиценна, пытались примирить галеновские постулаты с аристотелевским взглядом, согласно которому сердце является источником разума. В Западной Европе, лишенной древнегреческих текстов до падения Константинополя в 1453 году, арабские тексты переводились на латынь еще до того, как это сделали с рукописями Гиппократа и Галена. Однако все вышесказанное оставалось чистой теорией без анатомических доказательств, поскольку вскрытия человеческого тела не делали по религиозным причинам. Все иллюстрации головного мозга 13-14 веков являются схематичными представлениями античных теорий, а не реальных форм человеческого тела.

В период Ренессанса много анатомов, в частности Леонардо да Винчи (1452-1519 гг.), изображали магистральные сосуды шеи. Он фактически первый констатировал, что цервикальная компрессия (например, при удушении) приводит к быстрой потере сознания и, если длится более нескольких минут, даже к смерти вследствие сжатия артерий, питающих мозг.

В своем трактате «De humani corporis fabrica» известный анатом Возрождения Андреас Везалий (1514-1564 гг.) дал первое точное изображение головного мозга, хотя это не касалось его сосудов. Четкие визуальные очертания последних появились только в 17-м веке. Наибольший удар по гуморальной теории был нанесен в 1628 году, когда В. Гарвей (1578-1657 гг.) опубликовал известную работу «De motu cordis». Этот ученый был очарован тем, как кровь движется по человеческому телу. Большинство его современников считали, что пища попадает в кровеносное русло через печень и после этого поглощается телом. Гарвей, отталкиваясь от собственных наблюдений и вскрытий, очень в этом сомневался. Он впервые подробно описал сосудистую систему человека, и его описание стало основой для понимания роли кровеносных сосудов в патогенезе инсульта. Из-за идей, высказанных в вышеназванном трактате, этот английский врач потерял большинство пациентов, однако от них отталкиваются современные представления о механизмах циркуляции крови. Гарвей также идентифицировал венозные клапаны и правильно определил, что они обеспечивают односторонний кровоток, однако не мог объяснить, как кровь попадает из артерий в вены. Открытие соединительных капилляров осуществилось с разработкой микроскопа и написанием трудов М. Мальпиги (1628-1694 гг.). На самого Гарвея сильно повлияли механистические представления тех времен, и для объяснения физиологических феноменов он применял аналогии с гидравлики, из-за чего не мог объяснить механизмов сердцебиения и роли дыхательной системы в циркуляции крови. Тогда же, в 17-м веке, на животных моделях Р. Лоуэр (1631-1691 гг.) показал, что темная венозная кровь краснеет при прохождении через легкие. Позже Д. Майлоу (1611-1679 гг.) открыл, что воздух содержит вещество, которое способствует горению, однако пришлось ждать более века до момента, когда Д. Пристли открыл кислород, а Хоппе-Сейлер — гемоглобин.

В эпоху Гарвея наибольших успехов в понимании сосудистой анатомии головного мозга достигли Иоганн Якоб Вепфер (1620-1695 гг.) и Томас Уиллис. Только в середине 17-го века первый из них обнаружил, что у пациентов, которые умерли от апоплексии (4 описанных случая), было внутричерепное кровоизлияние. Он также открыл, что именно блокирование мозговых сосудов вызывает это ургентное состояние. Хотя отцом современной нейрососудистой анатомии и считают Уиллиса, именно Вепфер, швейцарский врач из Шаффхаузена, мог следить за своими пациентами от начала заболевания до аутопсии, что дало ему возможность написать фундаментальный труд «История апоплексии» (1658). В ней первоклассно был представлен весь диапазон церебральных артерий, хотя и без графических изображений. Автор описал внутренние сонные артерии, проникающие в полость черепа, формируя каротидный синус, опроверг существование «чудесной сети», дифференцировал различные ветви этих сосудов (задние соединительные, передние и средние мозговые), описал инсульт, вызванный непроходимостью сонных артерий, ассоциации между афазией и правосторонней гемиплегией, различные варианты цереброваскулярных катастроф (прогрессирующий и завершенный инсульты, транзиторную ишемическую атаку, обратный ишемический неврологический дефицит), дал базовую информацию о коллатеральном кровотоке.

Английский врач Томас Уиллис (1621-1675 гг.) наиболее известен благодаря открытию артериальных коллатералей основания черепа, которые названы его именем (виллизиев круг). Хотя об этой структуре упоминали многие ученые и до него (Фаллопио, Кассерио, Вестлинг, Вепфер), он впервые описал ее подробно и представил графическое изображение в книге «Анатомия мозга» (1664), понимая физиологическую важность названного круга в контексте клинических эффектов нейрососудистых заболеваний.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *